BiA - Total War

Вернуться   BiA - Total War » Разное » История » Древний мир » Рим

Ответ
 
Опции темы
Старый 19.10.2010, 00:13   #1
Legat
 
Аватар для Legat
Legat вне форума
Доп. информация
По умолчанию Римский сенат в эпоху «солдатских императоров»

В эпоху «солдатских императоров» роль сената в политической жизни Римской империи и его место в государственном аппарате изменились кардинально. Он все больше превращался в почетный представительный орган аристократии, призванный лишь восторженно одобрять все решения императоров.
Уже Септимий Север реорганизовал сенат. Часть сенаторов по подозрению в оппозиции была казнена или сослана, а состав сената был пополнен сторонниками Севера, главным образом из военных и выходцев из восточных провинций и Африки. Последние получили в сенате перевес. Их было теперь больше не только по сравнению с уроженцами западных провинций, но и по сравнению с италиками.
С другой стороны, деятельность Септимия Севера была направлена на укрепление основных принципов полной монархии. Отныне император являлся единственным источником власти, а его воля была высшим законом. Это привело к изменению юридического положения сената и магистратов, которые традиционно были носителями власти, вручаемой им народом. Теперь сенат не имел права издавать законы и выбирать магистратов: это было исключительным правом принцепса [1].
Усиление власти императора вызывало среди староримской знати резкую оппозицию. Сенаторы организовывали против императоров заговоры. Особенно резкую неприязнь они испытывали по отношению к первому «солдатскому императору» – Максимину Фракийцу, видимо, как раз потому, что он «первым из солдат вступил на престол исключительно по желанию воинов и без соизволения сената, да и сам он никогда сенатором не был» [2].
Конечно, «выбор этот одобрили также и сенаторы, считая опасным безоружными оказать сопротивление вооруженному» [3]. Они также вскоре провозгласили сына Максимина цезарем, а его жену – Августой [4]. И хотя «История Августов» говорит, что он получил власть без постановления сената [5], он все-таки был утвержден обычным сенатусконсультом, судя по надписям [6].
Не связанный с сенатом абсолютно ничем и даже не появляясь в Риме, Максимин развернул широкую волну репрессий против «имеющих много денег как виновных, так и невиновных» [7]. Геродиан говорит об этом более подробно: «он немедленно отстранил всех, кто сопровождал Александра в качестве советников, избранных сенатом» [8]; легко обращая свой слух к клевете, «очень многих из тех, кому было доверено управление провинциями и военными лагерями, после того как они имели консульское звание или славу, заслуженную трофеями, он повелевал схватить на основании мелочного и низкого наговора, приказывая посадить на повозки их одних, без прислуги, и везти… к паннонцам, где он находился. Помучив и оскорбив, он наказывал их изгнанием или смертью» [9]. В самом же Риме «всякий, только вызванный в суд доносчиком, уходил сейчас же побежденным, лишившись всего имущества» [10].
Однако, по-видимому, сведения Геродиана о тотальных репрессиях Максимина по отношению к сторонникам Александра несколько преуве-личены: некоторые из них продолжали получать консульства и важные наместничества [11]. Но все же при этом Максимин был вынужден прибегать к казням и конфискациям. И дело тут не только в «сребролюбии тирании» и в устранении оппозиции: обязанный властью только солдатам, он все делал лишь в их интересах – проводил широкую завоевательную политику [12] и щедрые раздачи им денег [13]. Вероятно, он, впервые после Каракаллы, повысил им плату. Нуждаясь в поддержке воинов, Максимин не жалел расходов на их потребности и награды. С этой же целью он, ограбив «большую часть славных домов», «перешел к общественному имуществу» [14], чем и заслужил всеобщую ненависть и вызвал в итоге мятеж.
Но прежде бедствия сенаторов не могли трогать простых людей; они, скорее, были рады этому. Поэтому сенаторы попытались сначала сами, не опираясь на народ, свергнуть Максимина.
Переход от довольно «мягкого и кроткого» правления Александра, во всем подконтрольного сенату, к жестокой тирании Максимина, к тому же еще и выскочки из самых низов, казался сенаторам действительно ужасным, и запомнили они его надолго. Представители сенатской историографии именно Максимина считают первым императором, пришедшим к власти по воле солдат, а не сената, хотя это, конечно же, не так, но ранее это не производило такого впечатления, ведь, например, в 193 г. один тиран всего лишь сменил другого.
Потому-то реакция сената и была такой жесткой. Он активно вступил в борьбу за право назначения императоров. Впоследствии же, потерпев в этом много неудач и потерь, сенаторы примирились с главенством солдат [15].
Заговор против Максимина возглавил видный сенатор, патриций и консуляр Гай Петроний Магн, сторонник Александра [16]. В него входили «все сенаторы» [17]. Магн, находившийся в войске с Максимином, «вошел в соглашение со многими воинами и центурионами с целью убить его, желая сам получить императорскую власть» [18], видимо, ободренный примером самого Максимина.
Император жестоко расправился с заговорщиками (впрочем, Геродиан сомневается в их виновности и склонен считать все это дело затеей Максимина): «не дав никому возможности ни разобрать дело в суде, ни оправдаться, он всех, кого подозревал, внезапно схватил и казнил без пощады» [19]. Это дало ему повод к самым широким репрессиям. «История Августов» говорит о 4000 казненных [20]. Вот почему, когда в Африке провинциалы и солдаты (видимо, недовольные господством Дунайской армии) провозгласили императорами Гордианов, «знать, конечно, не отвергла этого» [21]. Известие об узурпации и сенат, и народ восприняли с восторгом. Сенат организовал войну против Максимина, а когда Гордианы погибли, избрал своих императоров [22]. Можно с уверенностью сказать, что в 238 г. сенат руко-водил всеми делами в государстве, на время вернув себе былую, еще времен Республики, власть. Во главе империи встали «сенат и римский народ». Однако продолжалось это недолго. Солдаты желали иметь у власти своего ставленника и вскоре расправились с сенатскими.
Нечто подобное мятежу 238 г. повторилось в Риме после правления следующего «тирана» − Галлиена в 268 г.: «сенат, узнав о такой смерти Галлиена, решил сбросить с лестницы Гемоний всех его сподвижников и родственников, а начальник фиска… был приведен в курию и ему в наказание выкололи глаза, в то же время [туда] ворвалась толпа народа…» [23]. До крайней жестокости сенат и народ не допустил Клавдий [24], обязанный властью Галлиену.
Так же и в 238 г., когда посланцы Гордиана I убили в Риме префекта претория Виталиана и известили римлян об африканской узурпации, народ стал расправляться с доносчиками, чиновниками и судьями [25]. Был убит и префект города Сабин [26]. В общей неразберихе сводились и личные счеты. А в 268 г. «сенаторов же, помимо общего государственного бедствия, раздражало еще и оскорбление, принесенное их сословию, ибо [Галлиен] первым, опасаясь, как бы из-за его бездеятельности власть не была передана лучшим представителям знати, запретил сенаторам поступать на военную службу и даже приближаться к войску» [27].
Именно со времени Галлиена сенат был окончательно отстранен от реального участия в государственных делах. Последняя попытка возрождения былой его роли относится ко времени правления императора Тацита (275 − 276), причем по инициативе солдат!
Дело в том, что напуганные крахом государства и ростом повстанческих движений в провинциях (например, багаудов в Галлии и рабов на Сицилии) сенаторы перешли от политики борьбы с императорами к поддержке их усилий по возрождению империи с опорой на армию. Именно поэтому в сенатской историографии так хвалятся «иллирийские императоры» и их военные заслуги.
Автор «Истории Августов» отмечает, что Аврелиан по всем важным вопросам советовался с сенатом, а Клавдий, по сообщению Аврелия Виктора, даже пожертвовал своей жизнью для республики [28]. Но тот же Аврелиан, говорит Евтропий, «многих знатных мужей осудил на казнь» [29], расправившись с сенатским заговором, возникшим после его возвращения в Рим (274 г.). «История Августов», хотя и называет Аврелиана от имени римского народа «дядькой сенаторов» [30], добавляет, что «он… выдвигал против многих сенаторов вымышленные обвинения…, чтобы… казнить их» [31], замечает, что при триумфальном возвращении Аврелиана вид сенаторов в торжественном шествии был «несколько опечаленный, так как сенаторы видели, что над ними справляется триумф» [32], и заключает: «время Аврелиана было очень счастливым. Римский народ любил его, а сенат, сверх того, и боялся» [33].
И все же сенат испытал по поводу смерти Аврелиана тяжкую скорбь [34], ведь государство лишилось действительно достойного своего защитника. Общество охватила растерянность. Даже армия, всегда столь поспешно избиравшая государя, решила поручить это дело сенату, признавая его священный авторитет (видимо, в войске существовало несколько противоборствующих группировок, не сумевших прийти к соглашению относительно нового императора, да и не хотели воины делать выбор среди военачальников, считая, что они могут быть причастны к убийству Аврелиана): «солдаты, оставшись без вождя, сейчас же направляют послов в Рим с просьбой, чтобы сенаторы избрали императора по своему усмотрению. Когда сенаторы ответили, что это право больше всего принадлежит самим легионам, те снова послали к ним своих ходоков» [35].
Причины отказа сената называет автор «Истории Августов»: сенаторы знали, что воины «уже неохотно принимают тех императоров, которых избрал сенат» [36], а потому опасались за судьбу избранного и боялись вызвать ненависть к избравшим.
Это было единственное междуцарствие в истории принципата. Дли-лось оно, по некоторым сообщениям, 6 месяцев, в течение которых сенат трижды отказывался от просьб войска об избрании императора [37]. По поводу этого времени автор «Истории Августов» восклицает: «Какое согласие между воинами! Какое спокойствие среди народа! Каким значительным был авторитет сената! Нигде не появился ни один тиран. Сенат, воины и римский народ совместно правили всем миром» [38].
Наконец, сенат избрал императором Тацита из числа консуляров. «Все почти радовались тому, что сенаторы вернули себе право избрания принцепсов, вырвав его из рук яростной военщины» [39].
Программу своего царствования Тацит объявил уже в первом своем обращении к сенату: «Да будет мне дозволено, отцы сенаторы, править империей так, чтобы было ясно, что я избран вами: я решил поступать во всем согласно с вашим мнением и вашей волей» [40].
Сотрудничество императорской власти с сенатом продолжалось и при следующем императоре – Пробе, который, вероятно, пришел к власти на волне всеобщего возмущения узурпацией Флориана. И сенат, и армия желали вручать высшую власть не по праву наследования, а самым достойным: «Благодаря своим выдающимся военным способностям Проб оказался желанным для сената и был избран воинами, и сам римский народ требовал в своих возгласах именно его» [41]. Проб вернул сенату «право производить рассмотрение по апелляциям на решения высоких судей, назначать проконсулов, давать легатов бывшим консулам [-наместникам], предоставлять наместникам преторские права, освящать своими сенатскими постановлениями законы, издаваемые Пробом» [42].
После же убийства Проба Кар уже без всякого участия сената, «чувствуя свою силу как префект претория, облекся в одежду августа и сделал детей своих… цезарями» [43]. Т. Моммзен считает, что армия просто провозгласила императором следующего за ним по чину военачальника [44]. Так же и после гибели Кара очередной префект претория, Апр, решил стать императором, но его перехитрил начальник дворцовых войск Диоклетиан.
И хотя после своего избрания Кар, как и прежние государи, прежде всего послал письмо сенату с извещением об этом и просьбой одобрить выбор армии, а Диоклетиан поспешил в Рим, чтобы получить от сената подтверждение своего избрания, именно с 282 г. древние авторы отсчитывают конец величию сената: «после этого сила военщины снова возросла, и у сената было отнято право избрания принцепсов, а также военная власть [над легионами] вплоть до нашего времени… В самом деле, с отменой эдикта Галлиена можно было возродить былую военную дисциплину, на что сдержанно согласились и легионы в правление Тацита, и Флориан не захватил бы безрассудно власть, и она не предоставляла бы опрометчиво по решению манипулов каждому, хотя бы даже и хорошему [полководцу], если бы в лагерях находились представители столь почетного сословия» [45].
Вероятно, Кар отказался от утверждения его сенатом. Во всяком случае, именно мнение солдат стало решающим: «он приобрел такую любовь со стороны воинов, что после убийства столь великого государя, как Проб, он явился единственным, достойным императорской власти» [46].
В III в., когда римский монарх становится в первую очередь императором − главнокомандующим армии, а не принцепсом − главой сената и народа, падает степень его участия в деятельности сената. Функции того, кто первым высказывал свое мнение при обсуждении какого-либо вопроса, переходят к так называемому «первоприсутствующему в сенате».
Им становился самый уважаемый человек в сословии сенаторов из числа консуляров. Безупречный образ его жизни был идеалом и для сената и народа, и для армии. Авторитет его признавался всеми.
Не случайно поэтому, что когда сенату в 275 г. было дано право выбрать своего императора, все сенаторы единодушно отдали предпочтение первоприсутствовавшему тогда в сенате Марку Клавдию Тациту: «Первоприсутствующий в сенате правильно избирается Августом; муж, имевший право первым высказывать свое мнение, правильно избирается императором» [47] (из протокола заседания сената).
Но самым значительным лидером сената в III в. был Публий Лициний Валериан, также будущий император. Как и Тацит, он происходил из одного из древнейших и самых знатных и славных римских патрицианских родов. Автор «Истории Августов» называет его принцепсом (в республиканском значении) еще когда он был частным лицом: «…бывший долгое время славнейшим первенствующим гражданином государства» [48].
В 251 г. Валериан был удостоен еще бóльших почестей: сенат избрал его цензором (принадлежавшие императору полномочия цензуры Деций передал тогда в ведение сената [49]). В отсутствие Валериана, который «хоть и происходил из очень славного рода, однако, по обычаям того времени, состоял на военной службе» [50] и был тогда вместе с Децием на войне, первоприсутствующим в сенате являлся его заместитель [51]. В.Н. Дьяков, считая, что в 253 г. победу вновь одержала сенатская партия, называет Валериана ее вождем, даже princeps senatus (с 238 г.), возглавлявшим сенатскую реакцию при Гордианах, Филиппе и Деции [52].
Пост первоприсутствующего Валериан занимал еще в 238 г.: это он с радостью принимал от имени сената посольство Гордианов, а когда они погибли, предложил избрать своих, сенатских, императоров [53]. После Валериана место первоприсутствующего занял Ареллий Фуск [54].
Но даже и в моральном авторитете, не то что в политической жизни, лидер сената не мог поспорить с принцепсом, что хорошо видно на примере одной истории, случившейся в период правления императора Клавдия II, который как раз подчеркивал свою роль как высшего главы сената.
Было решено, что для победы на войне с варварами нужно принести в жертву «первейшего в сенаторском сословии» [55], т.е. первоприсутствующего [56]. Бывший им тогда Тиберий Помпоний Басс предложил себя, но Клавдий объявил, что «никто в сословии сенаторов не имеет преимущества перед самим императором» [57], что «та жертва больше подобает ему, ибо он, действительно, − первое лицо в сенате и во всем государстве» [58]. Итак, Клавдий отправился на войну и нашел там возможность погибнуть, заразившись чумой (270 г.).
Несмотря на то, что сенаторы III в. считали свои конфликты с императорами возобновлением конфликтов I в., основа их была совсем иная. «В сенате оставалось мало представителей старых родов, и число сенаторов-италиков в III в. колебалось от 35 до 40%, уроженцев Галлии и Испании – от 8 до 9%, остальные происходили с Востока или из Африки… Интересы провинций были для них на первом месте, а в провинциях – интересы их класса» [59].
Таким образом, в ходе событий III в. сенат, выступив активным соперником армии в процессе передачи императорской власти, потерпел поражение и потерял всякое политическое значение.

Получено наград:

  Ответить с цитированием
Cказали cпасибо:
NORD (19.10.2010)
Ответ

Нижняя навигация
Вернуться   BiA - Total War » Разное » История » Древний мир » Рим

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Римский народ Legat Рим 0 10.10.2009 15:08


Текущее время: 02:54. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® 3.8.1
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
The Creative Assembly Limited Rome Total War, Barbarian Invasion, Alexander, Medieval 2 Total War, Empire Total War, Napoleon Total War, Total War Shogun 2, Total War: ROME II, Total War: Arena, Total War: ATTILA, Total War: Warhammer